Вот, ёшкин кот!

Для нас наши Тобики и Мурки – братья меньшие, члены семьи. А по закону они, преданно любящие нас и горячо нами любимые, – всего лишь наше имущество. А потому любой из нас может пережить ту же историю, что приключилась с пермячкой Раисой А.

В начале января 2008 года Раисе Николаевне надо было лечь в больницу, чтоб пройти курс лечения. Любимчика, кота Малышку, оставить было не с кем, и 6 января она увезла его в службу по организации содержания домашних животных. Кот был принят, зарегистрирован под номером 1565 и помещен в клетку № 25. Кота отдала с условием, что после выписки из больницы она его заберет.

Но когда, выйдя из больницы, Раиса А. пришла забирать кота, ей предложили не ее Малышку, а чужого. От получения этого кота она отказалась и до настоящего времени не может найти своего. От переживания у нее ухудшилось состояние здоровья, были головные боли, повысилось артериальное давление.

Раиса А. обратилась в Мотовилихинский районный суд с иском к МУ «Пермская городская служба по организации содержания животных», Н. А КОНЯЕВОЙ, М. Ю. ГАДЫ о компенсации морального вреда в сумме 50000 рублей. Впоследствии дополнила исковые требования, просила обязать ответчиков вернуть ей кота.

Вердикт суда Раису Николаевну шокировал: «Отказать!». На это решение она подала кассационную жалобу.

Судебная коллегия по гражданским делам Пермского краевого суда под председательством Марины МЕЗЕНИНОй рассмотрела дело 2 октября 2008 года. Представитель ответчика МУ «Пермская городская служба по организации содержания животных» и ответчик Коняева в судебном заседании иск не признали, пояснили, что кота Малышки, на которого указывает истец, в службе нет.

Раиса А. на своих требованиях настаивала. Рассмотрев все обстоятельства дела, краевой суд сделал заключение, что выводы районного суда должным образом мотивированы.

В частности, суд учитывал то, что фактически требования о возмещении причиненного истцу морального вреда основаны на том, что переживания ее связаны с утратой кота (в данном случае рассматривается как имущество), то есть на нарушении имущественных прав истца. Возмещение морального вреда, причиненного вследствие нарушения имущественных прав граждан, при таких обстоятельствах, действующим законодательством не предусмотрено.

Кроме того, суд обоснованно указал в решении и на то, что конкретных доказательств, свидетельствующих о том, что ухудшение состояния здоровья истца находилось в прямой причинно-следственной связи с утратой кота, суду не представлено , в то время, как в соответствии со ст.56 ГПК РФ, каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

И еще: по большому счету истец сама в долгу у МУ «Пермская городская служба по организации содержания животных»: в кассационной инстанции Раиса А. пояснила, что плату за содержание кота не вносила. Таким образом, возникшие правоотношения между сторонами не подпадают под действие закона РФ «О защите прав потребителей», соответственно отсутствуют основания и для взыскания морального вреда по ст. 15 указанного закона.

Обоснованно отказано судом и в требованиях о возврате кота. Собственник вправе истребовать свое имущество от лица, у которого имущество фактически находится в незаконном владении. Но судом первой инстанции установлено, что у ответчика кот, являющийся собственностью истца, отсутствует – что подтверждается и самой Раисой А. Кроме того, из ее заявления не следует, что она сдала кота на временное содержание. Раиса А. была извещена о том, что учреждение вправе найти нового владельца для кота.

Вывод: «Доводы кассационной жалобы истца являются несостоятельными и отмену решения суда не влекут. Кассационную жалобу Раисы Николаевны А. на решение Мотовилихинского районного суда города Перми оставить без удовлетворения».

Источник: http://www.permoboz.ru/

Leave a Comment