Истории про котов

Моя жена обладала даром находить и пристраивать котов.
Конечно же, она умела делать и еще много чего, что полагалось делать приличной жене, но коты… Это было ее хобби, ее конек, один из ее приколов.

Когда я только познакомился с ней, у нее жил один только старый, жирный, серый и пушистый кот Фантик. Он был жутко злющим, и любил ночью прыгать на кровать откуда-нибудь со шкафа.

Представляете, когда вы тихо мирно спите, устав и разомлев от произведенных накануне вечером любовных утех, и видите первые сны, как тут на вас с грохотом сваливается что-то огромное и серое. Первая мысль: «привидение!!!» Еще через секунду на память приходят характерные признаки привидений, в которых достаточно ясно указано, что привидения не обладают весом в 8 кг, а весят гораздо меньше при существенно больших размерах. Окончательно проснувшись, убеждаешься, что это всего-навсего котик Фантик, которому надоело тусовать на шкафу, и он решил нанести визит вежливости в вашу постель. Посередине ночи. А что тут такого? Коты — ночные животные, для них ночь — самое раздолье.
Приземлившись на вашу грудь, облюбованную в качестве посадочной площадки, кот начинает деловито прошаживаться по ней, а также по ее окрестностям, не обойдя вниманием спящую рядом жену. Теперь проснулись оба. В этот момент, во избежании затягивания покроватных прогулок, животное всеж надлежит выпроводить в соседнюю комнату, иначе не избежать периодических ночных проснуваний, если серому млекопитающему придет в башку продолжить соревнования на точность приземления на вашу спальную площать. Второй, щадящий вариант, если он, наконец, захочет спать, то непременно уляжется вам на грудь, сдавив ее с силой кузнечного пресса, не давая вам вздохнуть и уподобясь ночному дущителю.
После нескольких подобных ночей жене была дана команда изолировать наше с ней общество от ее четвероного друга, и с тех пор мы стали спать в отдельном от кота Фантика помещении.
Несмотря на то, что он был кастрированным, кажется, добросердечные (или просто неопытные) врачи его недокастрировали. Проверено электроникой: яиц у него не было. Однако это не мешало ему бегать за дворовыми кошками и регулярно трахать их для собственного удовольствия. Предположительно, было это из-за того, что сия добросердечная процедура была проведена с ним в довольно зрелом для него возрасте, он уже к тому времени успел вкусить все радости секса, и сейчас просто больше не мог от них отказаться.
Как я уже писал, эта жирная зверюга была не только злобным, кусачим и царапучим животным, но и имела вдобавок трусливый характер. Как-то раз решили мы отвезти его на дачу на машине. Так вот, как только он был посажен в корзину с крышкой, у него началась истерика. Сначала он орал не переставая. Мы решили, что поорет-поорет немного — потом надоест, утихнет. А эта сволочь, когда поняла, что все ее жалобные вопли не возымели никакого действия, начала обблевывать корзину, а также обсирать ее жидким вонючим калом. Это было последний чашей, переполнивший мое терпение. Я решительно повернул руль обратно к дому, решив для себя что время, потраченное на переезд в его обществе, а потом долгое отмывание и дезодорирование машины не стоит затраченных на это нервов. С тех пор кот так и остался домоседом.

Второй кот появился, когда мы стали жить отдельно, на арендуемой жилплощади в районе Коровинского шоссе. Как водится, моя машина стояла всегда возле подъезда, всегда готовая принять меня в свое гостеприимное нутро и отвезти быстро и без проблем в любою точку Москвы и окресностей. И вот как-то, прохладными осенними ночами под моей машиной пристроился спать маленький помоечный котенок. Тепло, наверное, от нее шло, а может, какие-нибудь флюиды доброты, которые наверняка исходили от вашего покорного слуги (ну, я же добрый человек, и мухи не обижу), пробивались сквозь металлическое дно и согревали прохладный асфальт. Короче, не знаю точно, что в моей машине такого ему приглянулось, но только он старался ночевать именно под ней, безошибочно находя ее среди десятка других, обычно стоящих в районе нашего подъезда.
Естественно, на его постоянство и верность нашей машине первой обратила внимание жена. Ее сердце не выдержало душераздирающего зрелища — вида голодного, тощего котика, которого каждое утро выгоняли из-под колеса на свет божий. Сначала она принесла ему пожрать кусочек колбаски, потом позвала на блюдечко с молоком, а потом и вообще оставила дома, предварительно, конечно, хорошенько его выстирав с антиблохастым шампунем. Потом она зачем-то, в рассказах друзьям пыталась всячески принизить мою роль в появлении нового питомца в доме, рассказывая леденящую душу историю про то, как я, изверг и душегуб, чуть на раздавил бедного котика колесом своей ужасной машины. Вот так кот остался жить у нас, получив (с мой подачи), кличку Баксик (не путать с Барсиком).
Стали коты жить вдвоем. Старый Фантик (ему тогда было уже 8-10 лет) не обижал малыша, а довольно скоро нашел в нем хорошего товарища для игр. А молодой все подрастал и подрастал, на хороших кормах и чуткой заботе моей жены. Стал он эдаким таким грациозным черным пантерчиком, с белыми туфельками и белой манишкой. Ну, прям молодой английский лорд во фраке. Тут мы случайно узнали с женой, что какое-то там общество друзей животных проводит в Москве первую некоммерческую бесплатную выставку беспородных кошек. То есть, каждый желающий мог привезти туда своего питомца и оценить, показать питомца экспертам, а также просто потусовать с обычными любителями обычных кошек.
И вот, торжественный день настал. Котик Баксик был вымыт, вычищен и доставлен на выстаку. К слову сказать, вел он в дороге себя тихо и смирно, не уподобляясь мерзопакостному жырдяю Фантику. Вот, значит, привезли, начали тусовать. Собственно, тусовка состояла в отстаивании длиннющей (часа на два) очереди к экспертам-оценщикам. Очередь, разумеется, состояла из одних кошатников и кошатниц, которые непринужденно вели между собой светские беседы о своих питомцах, всячески превознося их достоинства, ум и экстерьер. Итак, заветный оценочный столик все ближе и ближе. Баксик стоически вынес двухчасовое сидение в корзине в душном помещении и даже не пикнул. И вот, наконец, был торжественно извлечен оттуда и водружен перед изумленными лицами членов комиссии. «Это что такое?» спросил Председатель котоводов. «Это кот!», гордо ответили мы с женой. «Понятно, что не собака! Откуда вы его взяли?» «Откуда-откуда… На помойке нашли!». Тут председатеть возбужденно вскочил со своего стула и начал скакать вокруг смотрового столика , разглядывая Баксика со всех сторон, ощупывая и поглаживая ее, как будто собираясь вот тут прямо, на глазах всего честного народа заняться с ним котосодомией. «Вы знаете, ЧТО это такое?» — заорал он, в припадке нервно-восторженного экстаза срывая с себя очки и продолжая обнюхивать кота с еще более близкого расстояния. «Это редчайшая в России порода: английская короткошерстная!». Далее, он в радостном возбуждении поведал нам, что во всей Москве найдется только один представитель семейства кошачьих этой породы, да и тот самочка. Нам выдали сертификат, подтверждающей его исключительную ценность для будущего разведения московской линии английской короткошерстной породы (в данный момент начинать использовать его как производителя было еще рановато: молод он был еще) и дан наказ беречь его как зеницу ока.
Как герои, торжественно поступью, неся кота уже не в корзине, а на руках мы пошли к выходу. Прослышав о явлении чуда, толпа благоговейно расступалась перед нами, чего-то там обсуждая нам вслед. Окрыленные, мы вернулись домой, строя самые радужные планы касательно Баксикового будущего. А через пару месяцев он погиб. Обычно, как погибали тысячи котов до него. И не только котов. Выпрыгнул с окна 15 этажа. Виноватым в его гибели оказался мой приятель, который был у меня в гостях и которому было лениво периодически бегать курить на лестничную площадку, и он курил через щель в форточку. И однажды он забыл ее закрыть. Котик проскользнул наружу, прошелся по внешнему подоконнику, подскользнулся и упал.Жена, приятель, да и я сам были очень расстроены. Он пообещал привезти с дачи взамен другого котенка, не хуже. Что вскоре и сделал.

Появлению кота №3 в нашей квартире предшествовало еще одно событие с котом №1, на котором я просто не могу не остановиться. Эта жирная скотина иногда любила спать на телевизоре. И вот однажды, после сытного обеда, она вздумала, как обычно запрыгнуть на это чудо китайской техники и угнездиться там подремать, ибо на нем не дуло из окна, да и из корпуса шло тепло именно самой приятной кошачьей температуры. Фантик разбежался и прыгнул. Но, по старости лет не рассчитал дополнительной тяжести котлет или чего-то там еще, чем он только что набил свое необъятное брюхо, и ему совсем чуть-чуть не хватило дистанции до насеста. Получилось так, что он просто недопрыгнул, уцепился когтями за верх телевизора и повис на нем, своей серой тушей закрыв весь экран. Законы статической физики сработали как надо. Вес одного неумеренно обожравшегося кошака, помноженный на рычаг плеча его лап перевесил телевизионный приемник с диагональю экрана 21 дюйма. И тот попросту упал с тумбочки экраном вниз и разбился. Обиженный кот пополз спать под диван.
Поэтому встал вопрос о покупки нового телевизора, ибо этот, разбитый, и так был чисто временным, неизвестной марки и модели, и явно непрестижный. В ближайшие выходные с горбушкинского рынка у нас в машине ехали два пополнения в хозяйстве: телевизор Грюндиг (настоящий, с диагональю 55 см) и бело-серо-полосатый котенок, которому я, особо не напрягая извилины также дал имя Грюндик, изменив только последнюю букву. Кота на рынок, как и обещал, доставил с дачи мой приятель взамен погибшего.
Этот кот мне запомнился меньше остальных. Кот как кот, без особых характерных примет. Возможно, это было связано с начавшимися частыми скандалами с женой, так что мне стало не до выяснения осбенностей кошачьего поведения.

Вскоре, так получилось, с женой мы всеже разошлись. И, наверное, чтобы как-то восполнить отсутствие одного мужчины в доме, она завела еще одного котенка, на этот раз рыжего, по кличке Шнурок. Этот последний был самый тихий и забитый из всей разномастной и разновозрастной компании хвостатых. Двое старожилов тут же начали чморить его дедовщиной. Гоняли его от мисок с едой, не давали спокойно поспать или оправить естественные надобности и чуть ли не заставляли ходить строем в своем присутствии. Ну да, их же было двое: один старый, мудрый и хиртый, причем совершенно недобродушный Фантик, а второй — подающая надежды молодая развращенная его влиянием, восходящая звезда Грюндик. Эта парочка отлично спелась, оттачивая воспитательные методы на бедном Шнурке. Моей жене приходилось часто вмешиваться в кошачьи баталии, наказывать кого попало и наводить относительный временный порядок. Это как-то скрашивало в тот момент ее не очень веселую жизнь.

Потом, по слухам, когда она нашла себе, наконец, нового мужа, она переселила в эту квартиру свою престарелую мать, подобрав ей в довесок еще одного котенка, уже четвертого по счету. А в новом месте она занялась разведением собак.

Leave a Comment